Воскресенье
18.11.2018
05:02


Форма входа

Приветствую Вас Гость | RSS
Монтаж оборудования отопления
Главная Регистрация Вход
Главная » 2018 » Ноябрь » 7 » Defence24 (Польша): Украине грозит газовая война с Россией
13:02
Defence24 (Польша): Украине грозит газовая война с Россией

Обострившаяся напряженность в газовых отношениях между Россией и Украиной создает почву для развязывания ближайшей зимой новой газовой войны. Украинцы хорошо подготовились к отопительному сезону, однако, у Кремля есть возможности искусственно спровоцировать кризис. Эти факторы и конфронтационный курс, который избрала Москва, позволяют утверждать, что риск вспышки очередного газового конфликта не был так высок с 2009 года.

Предпосылки и контекст

Существует по меньшей мере несколько причин, по которым Россия ближайшей зимой может спровоцировать на Украине газовой кризис. Развитию такого сценария способствует фон и контекст событий, разворачивающихся вокруг украинского газового сектора. Первый фактор — это грядущие президентские и парламентские выборы. Война «нового поколения», которую Москва с разной степенью интенсивности ведет против Киева начиная с 2013 года, включает в себя несколько компонентов: военный, политический, дипломатический, энергетический, информационный, экономический, социальный. Сейчас все они выступают инструментами для перехода на новый этап агрессии после выборов, которые должны пройти на Днепре весной и осенью 2019 года. Кремль планирует использовать эти инструменты для формирования политической конфигурации, которая появится на Украине после 2019 года. Основная цель действий Москвы — дискредитировать действующие киевские власти, которые мешают россиянам претворять в жизнь их долгосрочные планы в отношении украинского государства. Российские действия призваны продемонстрировать, что руководители Украины и их политика неэффективны.

<

Второй фактор — это переговоры по новому контракту на транзит российского газа. В связи с тем, что срок действия транзитного договора между Газпромом и Нафтогазом истекает 1 января 2020 года, а запустить газопроводы, идущие в обход украинской территории («Северный поток —2» и «Турецкий поток») к этому времени не удастся (по меньшей мере они еще не будут работать на полную мощность), для поставки сырья покупателям в Европе россиянам придется в течение как минимум нескольких лет пользоваться украинской газотранспортной системой.

<

Недавно начались трехсторонние консультации по новому контракту. Российский монополист заинтересован в заключении краткосрочного договора с минимальными обязательствами как в отношении срока его действия, так и объемов поставок. Газовый кризис на Украине (в особенности, если он отразится на поставках в страны ЕС и Турцию) позволит россиянам показать, что украинская ГТС — ненадежный путь поставок и укрепить свою переговорную позицию. С этим процессом непосредственно связана борьба за будущее «Северного потока — 2» и второй ветки «Турецкого потока». Если ближайшей зимой возникнут проблемы с транспортировкой газа через территорию Украины, россияне преподнесут это как довод в пользу запуска новых трубопроводов, так что чаша весов склонится в пользу концепции Москвы.

В-третьих, возникновению кризиса способствует вердикт Стокгольмского арбитража. После сокрушительного поражения, которое потерпел Газпром в арбитражном столкновении с Нафтогазом, Москва избрала тактику затягивания исполнения решения. Кремль рассчитывает, что после смены руководства позиция Киева станет более гибкой, а это откроет путь к мирному решению этого и других вопросов. Между тем каждый кризис создает новые конфликтные ситуации, которые Россия может использовать в своей стратегии.

В-четвертых, Кремль хочет помешать проведению на Украине газовой реформы. Темп ее внедрения невысок, но украинские власти продолжают ей заниматься, используя каждую возможность, чтобы похвалиться достижениями в этой сфере на внутриполитической арене. Эта реформа считается одним из важнейших проектов, за который Киев неоднократно хвалили международные организации. При этом перемены оборачиваются рядом краткосрочных негативных последствий для общества, в первую очередь связанных с повышением цен на газ. Кроме того, на почве реформы сталкиваются интересы разных функционирующих на Украине кругов, которые условно можно назвать про- и антиреформаторскими. Эти разногласия старается использовать в своих целях Москва.

Обозначенные выше факторы связывает один важный элемент — тема вызывает в обществе сильные эмоции, что приобретет особое значение в контексте выборов. Возникновение кризиса можно будет представить как естественное следствие проведенных реформ. Кремль может найти союзников, которые поддержат такую точку зрения, ведь политические силы в пылу предвыборной борьбы не будут гнушаться никакими средствами и используют любой предлог для критики действующих властей.

Спокойно, как на войне

Октябрь для украинского газового сектора — это месяц, когда традиционно обсуждается готовность страны к отопительному сезону. Основным критерием оценки служит объем запасов в подземных хранилищах. Считается, что спокойно пережить зиму страна сможет в том случае, если осенью в них находится как минимум 17 миллиардов кубометров газа, однако, эти оценки сильно преувеличены. Во-первых, такой тезис был частично справедлив, лишь пока Украина не прекратила импорт сырья из РФ и не начала покупать газ за западной границей. Поставки из Словакии, Польши или Венгрии (не прекращающиеся во время отопительного сезона) позволяют зимой использовать меньше сырья из хранилищ, следовательно, объем минимальных запасов, гарантирующих безопасность, может быть не таким большим, как раньше. Во-вторых, с 2013 года Украина уменьшила объем внутреннего потребления газа на 36,5%, что также позволило снизить интенсивность откачки сырья из хранилищ.

В-третьих, следует разделить способность покрыть внутренние потребности и обеспечить транзит. То, что Украина способна справиться с первой задачей, никто (кроме российской пропаганды) не оспаривал. Со второй — украинское государство справлялось без проблем во все годы своего независимого существования за исключением периодов двух газовых войн, спровоцированных Россией. Проблемы в этой сфере могут возникать в конце зимы, когда объем запасов в хранилищах уменьшается, а из-за этого снижается давление и скорость откачки газа. Если в этот период (февраль-март каждого года) суровые морозы приходят одновременно в Россию, на Украину и в Европу, возникает риск того, что растущие потребности европейских потребителей будут покрываться с небольшими задержками.

Газовое оборудование в Украине
Однако это, скорее, теоретическая, чем реальная угроза. Относительно недавние события показали, что к такому сценарию не была готова как раз Россия, а не Украина. За последние восемь лет такая ситуация возникала дважды: в феврале 2012 и в марте 2017 года. В обоих случаях российская система газопроводов не справилась с ростом спроса и подавала слишком мало сырья, так что недостачу приходилось покрывать Киеву (Москва компенсировала разницу в последующий период). В итоге с поставками европейским потребителям проблем не возникало.

В контексте оценки готовности Украины к зиме, хорошим примером служит предыдущий отопительный сезон. В его начале уровень запасов был таким же, как сейчас, а в марте в Европу пришли морозы. При этом «Газпром» в конце каждого месяца начинал снижать давление подачи газа на входе в ГТС Украины, из-за чего у украинского оператора возникали проблемы с обеспечением необходимого объема на выходе. Кроме того, российская компания в одностороннем порядке в марте 2018 года отклонила запрос Нафтогаза о покупке сырья и вернула предоплату (поставки должны были осуществляться в рамках первой части вердикта Стокгольмского арбитража от декабря 2017 года). В системе возникла «дыра», на заполнение которой при помощи сырья из хранилищ украинскому оператору понадобились сутки.

Это был крайне негативный сценарий для украинской газотранспортной системы, однако, транзит продолжался без перебоев, а в конце отопительного сезона объем запасов газа составлял 7,5 миллиардов кубометров, то есть на 2,5 миллиарда кубометра больше минимально допустимого уровня. Эти аргументы позволяют констатировать, что нынешнего объема запасов будет совершенно достаточно, чтобы спокойно пережить зиму. Пример сезона 2016/2017 годов (когда не было таких сильных морозов, а Газпром не провоцировал кризисных ситуаций) показывает даже, что их может оказаться много.

Украина в полной мере готова к приближающейся зиме, а риски любого рода связаны исключительно с агрессивными планами Кремля. В этом году Москва будет лишена такого инструмента, как запланированные поставки, от которых она может, как в марте этого года, неожиданно отказаться. В связи с этим в ближайшую зиму у России, стремящейся спровоцировать проблемы в украинской ГТС, останутся следующие возможности: манипуляции с давлением, прекращение поставок антрацита, игнорирование Газпромом вердикта Стокгольмского арбитража, кибератаки на инфраструктуру и провокации на рынке дистрибуции газа.

Манипуляции с давлением

В предыдущие годы Газпром регулярно нарушал обязательства по контрактному давлению на входе в украинскую газотранспортную систему. Обычно он обращался к такому маневру в конце каждого месяца, когда оператор системы должен довести объем поставляемого на Запад сырья до показателей, установленных контрактами на данный период. Возможные расхождения между заказанным и физическим поставленным объемом газа отразились бы на репутации Украины как транзитного государства. Киев восполнял недостачу собственным газом, но такая операция требовала постоянного контроля в текущем режиме: оператор не может превысить объем запланированных поставок, поскольку это можно счесть контрабандой.

Ближайшей зимой россияне, по всей видимости, будут использовать тактику регулирования давления еще активнее, однако, сам по себе этот фактор не может спровоцировать кризисной ситуации. Его следует расценивать, скорее, как дополнительный инструмент, относящийся к репутационной сфере.

Прекращение поставок антрацита

С дефицитом угля антрацитовой группы Украине удавалось справиться при помощи импорта из России. Следует добавить, что по состоянию на середину октября в хранилищах электростанций оставалось почти вдвое меньше сырья, чем в прошлом году. Такая ситуация может склонить Москву, заинтересованную в возникновении кризисных ситуаций, прервать поставки. Тепловые электростанции и теплоэлектроцентрали, использующие антрацит, могут перейти на другое топливо — мазут и природный газ. Приостановка поставок из России таким образом заставит несколько объектов увеличить потребление газа. Этот фактор, если его не будут сопровождать другие, тоже вряд ли создаст для украинской ГТС серьезные проблемы.

Игнорирование вердикта Стокгольмского арбитража

10 октября Нафтогаз сообщил, что Газпром игнорирует решение Арбитража. Он не только не выплатил украинской компании 2 миллиарда долларов (плюс пени за задержку платежа), но и обратился к довольно странным шагам. Один из пунктов декабрьского решения Стокгольмского арбитража касался снижения транзитной ставки, связанного с пересмотром ценовой формулы, что должно было обрадовать россиян. Те, однако, продолжили перечислять украинской кампании за транзитные услуги больше денег, чем, согласно, вердикту, требует Нафтогаз. Это классическая ситуация создания поля для конфликта по поводу размера необходимой для продолжения транзита суммы, который может вылиться даже в приостановку поставок.

Пуск в эксплуатацию второй ветки газопровода "Северный поток"
Газпром осознает, что, с одной стороны, Нафтогаз не может позволить себе принять завышенную плату за транзит, поскольку тем самым он признает, что российская компания обоснованно опротестовывает вердикты Арбитража, а с другой — ситуация неизбежно движется к возникновению нового спора. В связи с этим Нафтогаз, не имея другого выбора, решил зачесть переплату за транзит (9 миллионов долларов) в счет погашения задолженности Газпрома. Такой шаг не привлек особенного внимания ни на Украине, ни в ЕС: его проигнорировали в том числе СМИ и экспертные круги. Интересно, что на заявление украинской компании не отреагировали даже россияне, что лишь подтвердило стремление Газпрома придерживаться прежнего курса и обострять конфликтную ситуацию.

Атаки на инфраструктуру

В связи с уникальной структурой украинской газотранспортной системы физические атаки на нее будут неэффективны: украинцы могут перенаправить сырье в другие газопроводы. В прошлом такого рода инциденты случались, но проблем для транзита это не создало. Более действенными могут оказаться кибератаки. В зоне риска находится распределительный центр «Укртрансгаза» и информационная платформа для суточного балансирования рынка газа, которую планируется запустить 1 декабря.

Начало работы новых систем обычно демонстрирует все их слабые стороны, в том числе связанные с человеческим фактором, а этим могут воспользоваться посторонние лица. Если кибератаки произойдут, их последствия не парализуют всю систему, однако, наверняка создадут краткосрочные проблемы с транспортировкой или распределением газа. При этом они вызовут шумиху в прессе, в чем заинтересован Кремль.

Использование агентов влияния

Новым элементом в действиях Кремля может этой зимой стать привлечение к разрушительным акциям украинских олигархов, поддерживающих связи с Москвой. Недавно генеральный прокурор Украины Юрий Луценко заявил, что в ближайшее время будут предприняты решительные шаги в отношении объектов, которые принадлежат Дмитрию Фирташу. Луценко не исключил выдвижения обвинений и ареста имущества бизнесмена. Речь идет о химических заводах, которые находятся на оккупированных территориях, и что важно в нашем контексте, «облгазов», то есть предприятий, занимающихся распределением газа в регионах. «Региональная газовая компания» Фирташа контролирует 70% украинского рынка распределения газа: фактически в каждой области она выступает монополистом, что обеспечивает ей очень сильную позицию.

Многое указывает на то, что Фирташ в значительной степени зависит от «газовой» фракции в Кремле. Медленно, но последовательно внедряемая реформа газового сектора наносит удар по интересам бизнесмена, который, как и россияне, заинтересован в дискредитации этого процесса. Следует упомянуть, что на этом фоне мы наблюдаем рост цен на газ и дискуссии, которые инициируют власти на тему реформы, которая считается сейчас одной из важнейших.

Проблемы с поставками газа конечным потребителям в одной или нескольких распределительных сетях в зимний период могут быть преподнесены как признак беспомощности руководства Украины и непосредственное следствие процесса реформирования. Даже краткосрочный газовый паралич в одном или нескольких регионах станет прекрасной возможностью, чтобы распалить общественность накануне выборов. Если эти действия удастся связать с активностью России, дело получит особый резонанс и нанесет удар по имиджу украинских властей.

Возможных поводов для обострения ситуации несколько. Первым может стать долг «Региональной газовой компании» перед Нафтогазом: его размер на 9 октября составлял 11,4 миллиарда гривен. Самая большая задолженность — у «облгазов» Харьковской, Киевской (без столицы), Днепропетровской и Львовской областей. Как минимум два региона благодаря плотности населения и слабости пророссийских настроений выглядят идеальным местом для обострения ситуации.

Другой причиной может стать запуск монетизации субсидий, система которых стала основой для возникновения долгов, а также запланированный на 1 декабря запуск суточной балансировки газового рынка. Принимая во внимание причины, по которым принимаются подобные шаги, следует отметить, что они станут лишь предлогом для обострения ситуации, а не реальным поводом возникновения проблем. Также нужно подчеркнуть, что речь будет идти не о полном параличе, пусть даже в локальном масштабе, а о перебоях в поставках, тему которых раздует пресса. Кроме того, эти события не будут иметь никакого отношения к транзиту газа, хотя СМИ будут увязывать обе темы.

Перекроет ли Россия вентиль Европе?

Предпосылки для развязывания Россией очередной газовой войны выглядят настолько убедительными, что этот сценарий можно назвать вполне реальным. Такие шаги вписываются в схему действий, которой придерживался в последние годы Кремль, активизировавшийся после решения Стокгольмского арбитража. Ключевой аргумент, склоняющий Москву придерживаться конфронтационного курса, — это уверенность в том, что газовая война позволит ей приблизиться к достижению нескольких целей одновременно. Она стремится ослабить украинское руководство накануне выборов, создать новый конфликт на почве исполнения решения Арбитража (в том числе запутывая дело), а также убедить заграничные элиты отказаться от «рискованного» транзитного маршрута через территорию Украины и смириться с возникновением новых веток газопроводов «Северный поток» и «Турецкий поток».

Так видит ситуацию Кремль, однако, реальность может оказаться иной. Возможно, украинское руководство использует кризис для консолидации вокруг себя патриотических кругов, игнорирование вердикта Арбитража приведет к увеличению российского долга, а давление на Европу усилит протесты против экспортных российских газопроводов. Все потенциальные выгоды могут обернуться для России новыми потерями. При этом не следует забывать, что в последнее время газовые акции россиян в отношении Украины очень часто были продиктованы нетерпением и желанием продемонстрировать силу. Кроме того, в Кремле обострились отношения между разными группами интересов и спецслужбами, что окажет свое воздействие на шаги властей.

Все вышесказанное показывает, что риск возникновения газовой войны между Москвой и Киевом, фоном которой выступает ЕС еще не бывал таким высоким, с момента последнего столкновения в 2009 году.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Просмотров: 4 | Добавил: tachumu1971 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поиск

Календарь
«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2018
    Создать бесплатный сайт с uCoz